Структура научных революций Википедия

Структура научных революций
Томас Кун. Структура научных революций

127 (кг) крупной рыбы на льду за несколько часов рыбалки

Браконьеры Задержанные рыбаки рассказали секрет своего успеха для хорошего клёва. Рыбинспекторов повергло в шок что у них не было сетей и прочего...

Подробнее...

Выбор в ходе революции между конкурирующими парадигмами оказывается выбором между несовместимыми моделями жизни сообщества. Революция нарушает непрерывное развитие научного знания, оно уже не кумулятивно и не поступательно. В последующие десятилетия понятие революции постепенно исчезает из работ историков, философов, социологов науки. Возникновение нового знания рассматривается не как получение результата, вписывающегося в непрерывный ряд развития, а как процесс, выпадающий, вместе со своим результатом, из этого ряда. В отличие от представителей школы Р. Мертона, социологи нового поколения включают в сферу своих интересов философскую проблематику, постепенно поглощают ее и лишают какой-либо специфики. Дальнейшее развитие истории и социологии науки сместило исследования в контекст жизни структура научных революций Википедия, где получение истинного, объективного знания, по мнению антропологов, вообще перестает быть целью деятельности ученого. Хотя ее результаты. Завершение проблемы нормального исследования - разработка нового способа предсказания, а она требует решения всевозможных сложных инструментальных, концептуальных и математических задач-головоломок.

Тот, кто преуспевает в этом, становится специалистом такого рода деятельности, и стимулом его дальнейшей активности служит жажда решения новых задач-головоломок. Задачи-головоломки -в самом обычном смысле, подразумеваемом в данном случае, - представляют собой особую категорию проблем, решение которых может служить пробным камнем для проверки таланта и мастерства исследователя. У этих головоломок есть характерные черты, общие с нормальной наукой, черты, которые мы должны теперь выделить. Одна из них только что упоминалась.

Но она не является критерием доброкачественной головоломки, показателем того, что ее решение может быть само по себе интересным или важным. Напротив, действительно неотложные проблемы, например, поиски средства против рака или создание прочного мира на земле, часто вообще не являются головоломками главным образом потому, что их решение может полностью отсутствовать. Поскольку эта проблема, вероятно, должна таить в себе непреодолимые трудности хотя их может и не быть даже для самых изобретательных людей, она не может служить проверкой мастерства в решении головоломок. В любом обычном смысле ее вообще нельзя назвать головоломкой. Хотя собственная ценность не является критерием головоломки, существование решения является таким критерием. В значительной степени это только те проблемы, которые сообщество признает научными или заслуживающими внимания членов данного сообщества, структура научных революций Википедия.

Другие проблемы, включая многие считавшиеся ранее стандартными, отбрасываются как метафизические, как относящиеся к компетенции другой дисциплины или иногда только потому, что они слишком сомнительны,. Парадигма в этом случае может даже изолировать сообщество от тех социально важных проблем, которые нельзя свести к типу головоломок, поскольку их нельзя представить в терминах концептуального и инструментального аппарата, предполагаемого парадигмой. Такие проблемы рассматриваются лишь как отвлекающие внимание исследователя от подлинных проблем, что очень наглядно иллюстрируется различными аспектами бэконовского подхода XVII века и некоторыми современными социальными науками. Одна из причин, в силу которой нормальная наука кажется прогрессирующей такими быстрыми темпами, заключается в том, что ученые концентрируют внимание на проблемах, решению которых им может помешать только недостаток собственной изобретательности.

Однако если проблемы нормальной науки являются в этом смысле головоломками, то отпадает необходимость объяснять подробнее, почему ученые штурмуют их с такой страстью и увлечением. Наука может быть привлекательной для человека с самых разных точек зрения. Среди главных мотивов, побуждающих человека к научному исследованию, можно назвать желание добиться успеха, вдохновение от открытия новой области, надежда найти закономерность и стремление к критической проверке установленного знания. Эти и другие мотивы также помогают ученому определить и частные проблемы, которыми он планирует заняться в будущем. Более того, хотя результатом исследования является иногда крушение надежд, этих мотивов вполне достаточно для того, чтобы вначале привлечь человека, а потом и увлечь его навсегда. Тем не менее индивидуальное исследование проблем нормальной науки почти никогда не дает подобного эффекта ни в одном из этих аспектов.

Ученого увлекает уверенность в том, что если он будет достаточно изобретателен, то ему удастся решить головоломку, которую до него не решал никто или в решении которой никто не добился убедительного успеха. Многие из величайших умов отдавали все свое внимание заманчивым головоломкам такого рода. В большинстве случаев любая частная область специализации, кроме этих головоломок, не предлагает ничего такого, на чем можно было бы попробовать свои силы, но именно этот факт таит в себе тоже своеобразное искушение. Вернемся теперь к другому, структура научных революций Википедия трудному и более содержательному аспекту параллелизма между головоломками и проблемами нормальной науки. Проблема, классифицируемая как головоломка, должна быть охарактеризована не только тем, что она имеет гарантированное решение.

Ребенок или современный художник мог бы сделать это, складывая разбросанные, произвольно выбранные элементы, как абстрактные формы, на некотором нейтральном фоне. Картинка, созданная таким образом, может оказаться намного лучше и быть более оригинальной, чем та, из которой головоломка была сделана, структура научных революций Википедия. Тем не менее такая картинка не могла бы быть ее решением. Чтобы получить настоящее решение, должны быть использованы все фрагменты, их плоская сторона должна быть обращена вниз и они должны быть собраны без усилий и использованы без остатка. Таковы некоторые правила решения картинки-головоломки. Подобные ограничения, накладываемые на приемлемые решения кроссвордов, структура научных революций Википедия, шахматных задач и т.д. Дальнейшее исследование оно заняло семь изнурительных недель, в течение которых Рентген редко покидал лабораторию показало, что причиной свечения являются прямые лучи, исходящие от катодно-лучевой трубки, что излучение дает тень, не может быть отклонено с помощью магнита и многое другое.

До того как Рентген объявил о своем открытии, он пришел к убеждению, что этот эффект обусловлен не катодными лучами, а излучением, в некоторой степени напоминающим свет. Даже такое краткое изложение сути дела показывает разительное сходство с открытием кислорода: до экспериментов с красной окисью ртути Лавуазье проводил эксперименты, которые не подтверждали предсказания с точки зрения флогистонной парадигмы. Открытие Рентгена началось с обнаружения свечения экрана, когда этого нельзя было ожидать. В обоих случаях осознание аномалии, то есть явления, к восприятию которого парадигма не подготовила исследователя, сыграло главную роль в подготовке почвы для понимания новшества. Но опять-таки в обоих случаях ощущение того, что не все идет, как задумано, было лишь прелюдией к открытию.

Ни открытие кислорода, ни открытие рентгеновских лучей не совершались без дальнейшего процесса экспериментирования и усвоения. Например, в каком пункте работы Рентгена можно сказать, что рентгеновские лучи действительно уже открыты? В любом случае это открытие совершилось не на первом этапе, когда было замечено только свечение экрана. По крайней мере еще один исследователь наблюдал это свечение и ничего нового не обнаружил, что впоследствии вызвало его досаду. Количественные законы возникают благодаря разработке парадигмы. Фактически между качественной парадигмой и количественным законом существует столь общая и тесная связь, что после Галилея такие законы часто верно угадывались с помощью парадигмы за много лет до того, как были созданы приборы для их экспериментального обнаружения.

Начиная с Эйлера и Лагранжа в XVIII веке до Гамильтона, Якоби, Герца в XIX веке многие из блестящих европейских специалистов по математической физике неоднократно пытались переформулировать теоретическую механику так, чтобы придать ей форму, более удовлетворительную с логической и эстетической точки зрения, не изменяя ее основного содержания. Или другой пример: те же самые исследователи, которые, чтобы обозначить границу между различными теориями нагревания, ставили эксперименты посредством увеличения давления, были, как правило, и теми, кто предлагал различные варианты для сравнения. Они работали и с структура научных революций Википедия и с теориями, и их работа давала не просто новую информацию, но и более точную парадигму, благодаря удалению двусмысленностей, таившихся в первоначальной форме парадигмы, с которой они работали. Во многих дисциплинах большая часть работы, относящейся к сфере нормальной науки, состоит именно в. Эти три класса проблем — установление значительных фактов, сопоставление фактов и теории, разработка теории — исчерпывают, как я думаю, поле нормальной науки, как эмпирической, так и теоретической.

Работа в рамках парадигмы не может протекать иначе, а отказаться от парадигмы значило бы прекратить те научные исследования, которые она определяет. Вскоре мы покажем, что заставляет ученых отказаться от парадигмы. Подобные отказы от парадигмы представляют собой такие моменты, когда возникают научные революции. В значительной степени это только те проблемы, которые сообщество признает научными или заслуживающими внимания членов данного сообщества. Парадигма в этом случае может даже изолировать сообщество от тех социально важных проблем, которые нельзя свести к типу головоломок, поскольку их нельзя представить в терминах концептуального и инструментального аппарата, предполагаемого парадигмой. Такие проблемы рассматриваются лишь как отвлекающие внимание исследователя от подлинных проблем. Проблема, классифицируемая как головоломка, должна быть охарактеризована не только тем, что она имеет гарантированное решение. Должны существовать также правила, которые ограничивают как природу приемлемых решений, так и те шаги, посредством которых достигаются эти решения.

Этот набор предписаний оказался и метафизическим и методологическим. В качестве метафизического он указывал физикам, какие виды сущностей действительно имеют место во Вселенной, а каких нет: существует лишь материя, имеющая форму и находящаяся в движении. Существование такой жестко определенной сети предписаний — концептуальных, инструментальных и методологических — представляет основание для метафоры, уподобляющей нормальную науку решению головоломок. Поскольку эта сеть дает правила, которые указывают исследователю в области зрелой науки, что представляют собой мир и наука, изучающая его, постольку он может спокойно сосредоточить свои усилия на эзотерических проблемах, определяемых для него этими правилами и существующим знанием. Парадигмы могут определять характер нормальной науки без вмешательства открываемых правил. Первая причина состоит в чрезвычайной трудности обнаружения правил, которыми руководствуются ученые в рамках отдельных традиций нормального исследования.

Эти трудности напоминают сложную ситуацию, с которой сталкивается философ, пытаясь выяснить, что общего имеют между собой все игры. Вторая причина коренится в природе научного образования. Нормальная наука может развиваться без правил лишь до тех пор, пока соответствующее научное сообщество принимает без сомнения уже достигнутые решения некоторых частных проблем. Правила, следовательно, должны постепенно приобретать принципиальное значение, а характерное равнодушие к ним должно исчезать всякий раз, когда утрачивается уверенность в парадигмах или моделях. Любопытно, что именно это и происходит. Пока парадигмы остаются в силе, они могут функционировать без всякой рационализации и независимо от того, предпринимаются ли попытки их рационализировать.

В науке открытие всегда сопровождается трудностями, встречает сопротивление, утверждается вопреки основным принципам, на которых основано ожидание. Сначала воспринимается только ожидаемое и обычное даже при обстоятельствах, при которых позднее все-таки обнаруживается аномалия. Однако дальнейшее ознакомление приводит к осознанию некоторых погрешностей или к нахождению связи между результатом и тем, что из предшествующего привело к ошибке. Такое осознание аномалии открывает период, когда концептуальные категории подгоняются до тех пор, пока полученная аномалия не становится ожидаемым результатом. Почему же нормальная наука, не стремясь непосредственно к новым открытиям и намереваясь вначале даже подавить их, может быть тем не менее постоянно эффективным инструментом, порождающим эти открытия? В развитии любой науки первая общепринятая парадигма обычно считается вполне приемлемой для большинства наблюдений и экспериментов, доступных специалистам в данной области.

Поэтому дальнейшее развитие, обычно требующее создания тщательно разработанной техники, есть развитие эзотерического словаря и мастерства и уточнение понятий, сходство которых с их прототипами, взятыми из области здравого смысла, непрерывно уменьшается. Наука становится все более строгой. Возникновению новых теорий, как правило, предшествует период резко выраженной профессиональной неуверенности. Вероятно, такая неуверенность порождается постоянной неспособностью нормальной науки решать ее головоломки в той мере, в какой она должна это делать. Банкротство существующих правил означает прелюдию к поиску новых. Философы науки неоднократно показывали, что на одном и том же наборе данных всегда можно возвести более чем один теоретический конструкт. История науки свидетельствует, что, особенно на ранних стадиях развития новой парадигмы, не очень трудно создавать такие альтернативы. Но подобное изобретение альтернатив — это как раз то средство, к которому ученые прибегают редко. До тех пор пока средства, представляемые парадигмой, позволяют успешно решать проблемы, порождаемые ею, наука продвигается наиболее успешно и проникает на самый глубокий уровень явлений, уверенно используя эти средства.

Причина этого ясна. Как и в производстве, в науке смена инструментов — крайняя мера, к которой прибегают лишь в случае действительной необходимости, структура научных революций Википедия. Значение кризисов заключается именно в том, что они говорят о своевременности смены инструментов. Посмотрим, как ученые реагируют на их существование. Частичный ответ, столь же очевидный, сколь и важный, можно получить, рассмотрев сначала то, чего ученые никогда не делают, сталкиваясь даже с сильными и продолжительными аномалиями. Хотя они могут с этого момента постепенно терять доверие к прежним теориям и затем задумываться об альтернативах для выхода из кризиса, тем не менее, они никогда не отказываются легко от парадигмы, которая ввергла их в кризис.

Иными словами, они не рассматривают аномалии как контрпримеры. Достигнув однажды статуса парадигмы, научная теория объявляется недействительной только в том случае, если альтернативный вариант пригоден к тому, чтобы занять ее место. Нет еще ни одного процесса, раскрытого изучением истории научного развития, который в целом напоминал бы методологический стереотип опровержения теории посредством ее прямого сопоставления с природой. Вынесение приговора, которое приводит ученого к отказу от ранее принятой теории, всегда основывается на чем-то большем, нежели сопоставление теории с окружающим нас миром. Решение отказаться от парадигмы всегда одновременно есть решение принять другую парадигму, а приговор, приводящий к такому решению, включает как сопоставление обеих парадигм с природой, так и сравнение парадигм друг с другом.

Кроме того, есть вторая причина усомниться в том, что ученый отказывается от парадигм вследствие столкновения с аномалиями или контрпримерами. Защитники теории будут изобретать бесчисленные интерпретации и модификации их теорий ad hoc [3]для того чтобы элиминировать явное противоречие. Некоторые ученые, хотя история едва ли сохранит их имена, без сомнения, были вынуждены покинуть науку, потому что не могли справиться с кризисом. Подобно художникам, ученые-творцы должны иногда быть способны пережить трудные времена в мире, который приходит в расстройство. Любой кризис начинается с сомнения в парадигме и последующего расшатывания правил нормального исследования. Все кризисы заканчиваются одним из трех возможных исходов. В других случаях не исправляют положения даже явно радикально новые подходы. Тогда ученые могут прийти к заключению, что при сложившемся в их области исследования положении вещей решения проблемы не предвидится. Проблема снабжается соответствующим ярлыком и оставляется в стороне в наследство будущему поколению в надежде на ее решение с помощью более совершенных методов.

Переход от парадигмы в кризисный период к новой парадигме, от которой может родиться новая традиция нормальной науки, представляет собой процесс далеко не кумулятивный и не такой, который мог бы быть осуществлен посредством более четкой разработки или расширения старой парадигмы. Этот процесс скорее напоминает реконструкцию области на новых основаниях, реконструкцию, которая изменяет некоторые наиболее элементарные теоретические обобщения в данной области, а также многие методы и приложения парадигмы. В течение переходного периода наблюдается большое, но никогда не полное совпадение проблем, которые могут быть решены и с помощью старой парадигмы, и с помощью новой. Тем не менее, имеется разительное отличие в способах решения. К тому времени, когда переход заканчивается, ученый-профессионал уже изменит свою точку зрения на область исследования, ее методы и цели. Почти всегда люди, которые успешно осуществляют фундаментальную разработку новой парадигмы, были либо очень молодыми, либо новичками в той области, парадигму которой они преобразовали.

И, возможно, этот пункт не нуждается в разъяснении, поскольку, очевидно, они, будучи мало связаны предшествующей практикой с традиционными правилами нормальной науки, могут скорее всего видеть, что правила больше не пригодны, и начинают подбирать другую систему правил, которая может заменить предшествующую. Столкнувшись с аномалией или кризисом, ученые занимают различные позиции по отношению к существующим парадигмам, а соответственно этому изменяется и природа их исследования. Увеличение конкурирующих вариантов, готовность опробовать что-либо еще, выражение явного недовольства, обращение за помощью к философии и обсуждение фундаментальных положений — все это симптомы перехода от нормального исследования к экстраординарному. Именно на существование этих симптомов в большей мере, чем на революции, опирается понятие нормальной науки.

Если учитывать широкое, существенное различие между политическим и научным развитием, какой параллелизм может оправдать метафору, которая находит революцию и в том и в другом? Политические революции начинаются с роста сознания часто ограничиваемого некоторой частью политического сообществачто существующие институты перестали адекватно реагировать на проблемы, поставленные средой, которую они же отчасти создали. Научные революции во многом точно так же начинаются с возрастания сознания, опять-таки часто ограниченного узким подразделением научного сообщества, что существующая парадигма перестала адекватно функционировать при исследовании того аспекта природы, к которому сама эта парадигма раньше проложила путь.

Поэтому успех революций вынуждает частично отказаться от ряда институтов в пользу. Когда такая поляризация произошла, политический выход из создавшегося положения оказывается невозможным. Подобно выбору между конкурирующими политическими институтами, выбор между конкурирующими парадигмами оказывается выбором между несовместимыми моделями жизни сообщества. Развитие науки могло бы быть подлинно кумулятивным. Структура научных революций вызвала ряд реакций с широким социологическим сообщества. После публикации книги, некоторые социологи выразили убеждениечто поле социологии еще не разработали объединяющую парадигму, иследовательнодолжны стремиться к гомогенизации.

Другие утверждаличто поле было в разгаре нормальной науки, и предположиличто новая революция будет скоро появиться. Некоторые социологи, в том числе Джон Уррисомневалсячто теория Куна, в котором рассматривается развитие естествознания, обязательно отношение к социологическому развитию. Разработки в области экономики часто выражаются и узаконены в Куне условий. Хотявозможноменее явным, влияние Куна остается очевидным в последние экономики. Со временем однако, в значительной степени потому, что факты не уходят, в значительной степени общее видение обоих колебаний и методологии возникла. Не все в порядке. Как и все революции, это один пришел с разрушением некоторых знаний, и страдает от экстремизма и скотоводства.

Структура научных революций оценивались как вторая наиболее часто используемой книга в политических курсах наукиориентированных на сфере и методе. В частности, теория Куны была использована политологами для критики бихевиорализмакоторая утверждаетчто точные политические заявления должны быть как тестируемые и фальсифицировать. Книга также доказала свою популярность с политологами втянут в спорах о томнабор формулировоквыдвинутых политическими учеными представляют собой теорию, или что - то. Структура научных революций вскоре подвергся критике со стороны коллег Куна в истории и философии науки. В 1965 году специальный симпозиум по книге был проведен на Международном коллоквиуме по философии наукикоторая имела место в Bedford CollegeЛондон, под председательством Карла Поппера.

Симпозиум привел к публикации докладов симпозиума плюс других эссе, большинство из них критических, которые в итоге оказались в влиятельной объеме эссе. В своем эссе, Фейерабенд предполагает, что концепция Куна нормальной науки приспосабливает с организованной преступностью, а также, как это делает науку. Kordig утверждал позицию где-то между Куна и старую философию науки. Его критика позиции Куна, что несоизмеримость тезис был слишком радикальным, и что это сделало невозможным объяснить противостояние научных теорий, которые на самом деле происходит. Kordig утверждаетчто существует общее наблюдательное плоскость. На вторичном уровне, Kordig есть общая плоскость между парадигматическими стандартами или общими нормами, которые позволяют эффективное противостояние конкурирующих теорий. В 1973 году Хартри Филд опубликовал статьюв которой резко раскритиковал идею Куна о несоизмеримости. Ньютоновская масса непреложно сохраняется; что Эйнштейн превращена в энергию. Только при очень низких относительных скоростей может две массы измеряется таким же образом, и даже тогда они не должны пониматься как если бы они были то же.

Поле принимает эту идею несоизмеримости между теми же терминами в разных теориях один шаг. Вместо того, чтобы пытаться определить сохранение ссылки терминов в различных теориях, анализ Филда подчеркивает неопределенность ссылки в отдельных теориях. Он считает, что есть, по крайней мере, два различных определения: Проблема не один смыслно в качестве ссылки. Отнесение таких терминовкак масса лишь частично определяется : мы не знаемкак Ньютон предназначен его использование этого термина для применения. Как следствие, ни один из этих двух терминов полностью обозначает относится. В 1974 году Дональд Дэвидсон возразилчто концепция несоизмеримых научных парадигм конкурируют друг с другом логически непоследовательным. Тесная связь между interpretationalist гипотезой и целостной концепцией верований лежит в основе понятия зависимости восприятия от теории, центральной концепции в Структуре научных революций.

Кун утверждалчто восприятие мира зависит от того, как воспринимающий воспринимает мир: двое ученыхкоторые стали свидетелями того же явления и погруженные в двух совершенно разных теорий увидеть две разные вещи. Фодор пытается установитьчто эта теоретическая парадигма ошибочна и вводит в заблуждение, демонстрируя непроницаемость восприятия фоновых знаний предметов. Самый сильный случай может быть основан на данных экспериментальной когнитивной психологии, структура научных революций Википедия, а именно сохранение перцептивных иллюзий. Знаячто линии в иллюзии Мюллера-Лайера равны не препятствует продолжать видеть одну линию как длиннее другого. Это непроницаемость информацииразработанной ментальные модули ограничивает сферу interpretationalism. В эпистемологии, например, критикачто Фодор называет interpretationalist гипотезы объясняет здравосмысленную интуицию на которой наивная физика основана независимости от реальности концептуальных категорий экспериментатора.

Если процессы разработки ментальных модулей, на самом деле не зависит от фоновых теорий, то можно сохранить реалистический взглядчто двое ученыхкоторые охватывают две совершенно различные теории видят мир точно таким же образомдаже если они интерпретируют его по- разномуДело в томчто необходимо провести различие между наблюдениями и перцептивной фиксацией верований.

Рыбалка на фидер википедия Рыбалка на фидер википедия
По материалу изготовления: Как приманка также применяется мотыль или опарыш. На прудах и водохранилищах рыба...
Аттрактант sft trophy анис для чего википедия Аттрактант sft trophy анис для чего википедия
Грузик Decoy DS-2. Важно, чтобы прикормка не была ароматизирована, в противном случае смешивание Ultrabite...
Чем отличается удочка от удилища википедия Чем отличается удочка от удилища википедия
Давайте разберёмся и так обо всём по порядку. Их число может достигать 20 штук. Чем...
Катамаран компактный для рыбалки Катамаран компактный для рыбалки
Полное сопротивление судна при этом составляет 16 кг. Опоры чаще всего устанавливаются небольшой высоты. Опоры...
Как сделать клей для резиновых лодок Как сделать клей для резиновых лодок
Независимо от плотности и текстуры покрытия можно использовать такие средства для заделки пробоин и починки...
Рыбалка на реке миасс челябинск Рыбалка на реке миасс челябинск
В местных реках и озерах водится: Зарегистрирован 08-07-2011 Откуда Челябинск Способ ловли спининг Имя виктор....
Голубицкая рыбалка казачий ерик Голубицкая рыбалка казачий ерик
Установили ворота и не пускают ни под каким предлогом!!! Глубина на лимане до метра, очень...
Рыбалка на озере вайт мус Рыбалка на озере вайт мус
Исследуем и облавливаем Вайт Мусс. Узнать больше Добавить почтовый ящик. Одно из лучших мест...
Правила ловли крабов на черном море Правила ловли крабов на черном море
Это тот случай, когда можно говорить, что ситуация у вида складывается не плохо. Требуется нырнуть...
Рыбалка в финляндии летний турку Рыбалка в финляндии летний турку
Поэтому туры, в которые включена финская рыбалка имеют очень большую популярность, а сама рыбная ловля...
Как правильно делать оснастку на поплавочную удочку Как правильно делать оснастку на поплавочную удочку
Некоторые поплавки содержат в своем составе колечко, располагающееся в верхней части, поэтому такие модели можно...
Осенью рыбалка на байкал Осенью рыбалка на байкал
Рыбалка на Байкале, что нужно знать о ней? Но мы говорим здесь об участке Ангары....
Лещ как ловить иркутск Лещ как ловить иркутск
Рыбакам Android приложение. В распоряжение гостей 4 гостевых коттеджа, общей вместимостью до 12 человек. А...
Аксессуары для лодок крыма Аксессуары для лодок крыма
Ролик направляющий черный для якорного рыма Размеры основания 78x142 Наружный диаметр ролика 46 мм. Комбинированные...
Прыщи и угри после 30 лет Прыщи и угри после 30 лет
Давайте разберемся, как избавиться от прыщей на лице после 30 лет. Эту особенность нужно учитывать,...
Гарантия на спиннинги st. croix Гарантия на спиннинги st. croix
Американские изделия Сент Крой — эталон качества, эксплуатационной стабильности, амортизационной устойчивости. В узких неофициальных кругах...
Монтаж резины для рыбалки Монтаж резины для рыбалки
От надёжности соединения основы с амортизатором зависит общая работоспособность оснастки. Собрать её самостоятельно не составляет...
Ловля плотвы в марте со льда на реке Ловля плотвы в марте со льда на реке
Если лёд уже сошел, то можно ловить плотву на поплавочную удочку или фидер. Всю зиму...